Новости библиотеки



Со дня смерти Бориса Ельцина прошло два года

              В апреле исполнилось два года со дня ухода из жизни первого президента новой России Бориса Николаевича Ельцина. В эти дни общество делится на две части. Одни вспоминают, что Ельцин – это человек, который ликвидировал Советскую власть, ввел свободу СМИ, многопартийность, принял новую конституцию, открыл границы и рыночную экономику. Другие, преимущественно старшее поколение, положившее на строительство коммунизма свою жизнь, вспоминают «шоковую терапию», танки, расстреливающие Белый дом, скандальные выборы 96-го - «голосуй или проиграешь!», вспоминают, что при нем начались развал в экономике и деление на олигархов и остальных. Выводы, тем не менее, делать рано. Еще слишком свежи воспоминания, время расставит все по местам. Мы же попытаемся представить его как человека, руководителя страны, который несколько раз посещал нашу республику.

                  Якутские 90-е

             С переходом на рыночные отношения рухнула вся плановая народнохозяйственная система, прекратилось поступление централизованных бюджетных вливаний, материально-технического снабжения, прервались все связи между производителями и потребителями. Привыкшие к плановой экономике управленцы оказались не готовы к переходу на самофинансирование. С 1990 года практически прекратились бюджетные дотации из центра. Все регионы перешли на новую налоговую систему. Наступили экономическая депрессия и финансовый кризис. На грани банкротства оказались практически все крупные предприятия республики, десятки тысяч людей остались без работы. В сельском хозяйстве дела обстояли не лучше: совхозы были расформированы, их собственность превратилась в частную собственность. Не только люди пострадали от перестройки, но и флора и фауна республики получила непоправимые в скором времени последствия: за четыре года 100-тысячное поголовье лосей ощутимо сократилось, их количество в центральной Якутии было наполовину уничтожено. В одном Усть-Янском улусе забили 90 тысяч оленей.
           

             Суверенитет, правленый карандашом, проценты и «АЛРОСА»

                В такой обстановке руководство Якутии начало вести переговоры о статусе автономной республики. Летом, в июле 1990-го, Михаил Николаев, председатель Верховного Совета ЯССР встретился в Москве с генсеком ЦК КПСС, президентом СССР Михаилом Горбачевым. Но это, по сути, был разведывательный разговор, основной целью которого было выяснить, каким высшее руководство страны видит развитие государственного устройства Союза и России. Уже в сентябре того же года Михаил Николаев совместно с Борисом Ельциным начал готовить Декларацию о государственном суверенитете. «Когда я представил проект Декларации Борису Николаевичу, он внимательно, с карандашом, рассматривал каждый пункт. По некоторым пунктам он внес стилистические поправки, против некоторых поставил вопросительный знак. Я тогда сказал: «Борис Николаевич, вы своей рукой поправьте то, что вы предлагаете. А я своим депутатам скажу, что это поправки Бориса Николаевича». Он тогда ответил, что это недопустимо, поскольку Декларация будет приниматься Верховным Советом», описывал Михаил Николаев события тех дней.
             27-29 декабря по приглашению председателя Верховного Совета ЯССР Борис Ельцин, председатель Верховного Совета РСФСР, посетил республику впервые. За всю историю Якутии ни одно первое лицо страны не посещало территорию «вечной мерзлоты» - Якутию. 26 февраля 1991 года был принят закон «О государственном статусе Якутской-Саха советской социалистической республики». Он определял верховенство государственной власти республики на ее территории. Закон предусматривал право собственности не только на землю и ее недра, но и на имущество во всех отраслях экономики. Также определил право на долю в созданном общесоюзном и федеративном богатстве, алмазном, валютном и золотом запасах. 2 марта 1991 года Верховным Советом принят Закон «О собственности в Якутской-Саха ССР». Все положения декларации легли в основу новой Конституции Якутии, принятой Верховным Советом республики 4 апреля 1992 года и вступившей в силу 27 апреля 1992 года.
             В конце сентября 1991 года, после печально известных августовских событий, председатель Верховного Совета республики направил телеграмму в адрес руководства СССР о решении прекратить отгрузку алмазов и золота в Гохран СССР. Руководство республики не видело перспектив сохранения Советского Союза в его прежнем виде. Вскоре Ельцин принял указ «О компетенции Якутской-Саха ССР в постоянном пользовании природных ресурсов», благодаря которому Якутия впервые в своей истории начала отгружать сырье в российскую казну, оставляя у себя часть добытых алмазов и золота. Вскоре был издан указ президента России «Об образовании акционерной компании «Алмазы России-Саха». Борис Ельцин в число учредителей компании предложил включить Фонд социальных гарантий военнослужащим и выделить ему 5% акций компании, столько же – улусам алмазной провинции. Позже доля последних увеличилась до 8%.
             25 ноября 1992 года состоялось подписание соглашения «О разграничении государственной собственности РФ и РС(Я)», где стояли подписи Ельцина и Николаева. В 1993 году, 18-20 июня, состоялся второй визит Ельцина, уже в статусе первого президента новой России. 25 июня 1995 года в Москве был подписан договор о разграничении предметов ведения полномочий между органами государственной власти России и Якутии. В 15-ти соглашениях были прописаны все нюансы экономической и бюджетной политики, международных и внешнеэкономических связей, образования.

              Большое видится на расстоянии
             Помощник первого президента Якутии, заместителя председателя Совета Федерации Михаила Николаева Виктор Ноговицын считает, что в переломные моменты истории события выводят на арену людей, которые способны решать глобальные задачи для своего народа. «Считаю, что именно таким человеком стал для России Борис Николаевич Ельцин. Он смог зажечь своими идеями, сплотить воедино народы, которые стояли на перепутье. Благодаря его политической воле и решимости мы смогли избежать распада России, может быть даже кровавой гражданской войны. Именно в этом и состояла его историческая миссия.
             Вспомните, какой хаос царил в стране в конце 80-х, начале 90-х годов прошлого века. В обществе все задавались вопросом – куда нам идти дальше, какой путь мы изберем? В такой момент и должен был появиться лидер, убежденный в идеях, которые он несет народу. Михаил Николаев смог найти с ним общий язык, ибо они оба были людьми высокой политической ответственности и культуры с масштабным мышлением, широкого видения и незаурядным талантом разборчивости во всём. Они понимали друг друга, понимали те задачи, которые им предстоит решать, и были глубоко преданы интересам своего народа. Это была не подкупная дружба, а крепкое политическое сотрудничество.
              Вы знаете, почему в первый свой приезд в Якутию Ельцин полетел именно в далекий северный Анабарский улус? Так вот, когда Михаил Ефимович пригласил его посетить Якутию, он спросил: «где в Якутии до сих пор не бывал ещё ни один государственный чиновник большого ранга? Именно туда я и поеду». Николаев сказал, что есть такие места. И полетели туда в конце декабря, когда температура воздуха была минус 51 градус по Сельцию и полярная ночь.

                   Анабарские байки

              Помимо безусловных политических дивидендов, которые наша республика получила по итогам первого визита Бориса Николаевича, якутянам запомнились и связанные с ним незабываемые истории…

             - Когда Ельцин прилетел в Анабар, там стояли полярные ночи, - рассказывает Виктор Петрович, - на улице - 51. По выходу из здания администрации с.Саскылах, где состоялось знакомство с руководителями улуса, небольшое совещание по программе посещения улуса, столпились жители поселка. Закутанные в зимнюю одежду, кухлянку, они терпеливо ждали выхода Ельцина, надеясь вживую посмотреть на Царя Российского, которого видели только по телевизору. Борис Николаевич вышел к ним в одной шапке-«обманке», без рукавиц и начал говорить с народом. Откуда-то нашли мегафон. Разговор длился почти 50 минут. Он рассказывал о будущем, которое видит для своей страны, о тех преобразованиях, которые он хочет воплотить в жизнь. Жители поселка – простые труженики Севера - говорили ему о своих проблемах, требовали снегоходы, лодки, кто-то догадался попросить у него построить в Урунг-Хая каменную школу. Строительство школы в каменном варианте Борис Николаевич перевел на Михаила Николаева, который воплотил эти просьбы в жизнь. У оленеводов в чуме Борис Николаевич поразил жителей еще одним своим поступком. По традиции северного гостеприимства гостю предложили отведать в огромной посудине якутский деликатес – строганину. Все ждали, что большой гость просто отведает кушаний и отделается благодарностями, но Ельцин простецки сел на предложенный топчан, посадил себе на колени маленькую девочку и съел все угощенье. Этим он и отличался от всех прочих – демократичностью, близостью к россиянам, своему народу. Он знал их проблемы и чаяния не из отчетов и писем.
               Как рассказывал мне потом Михаил Ефимович, практически такая же история произошла с Ельциным в Сандуновских банях, когда он руководил мосгорисполкомом. Но там, в парилке температура была уже не минус 50, а плюс 90. Прямо в парилке мужики обступили Ельцина, и, он стал с ними говорить о жизни. Именно такая его натура – быть с людьми, говорить с ними на любые темы и где угодно, отвечать на вопросы, объяснять, разъяснять всем своё видение, широта души, открытость, доступность, решительность и позволили стране выбраться из тупика. Доверие людей – вот самое главное было в то время. Другой бы не смог, не справился бы.
               В 1996 году, когда Ельцин приехал в Якутию уже во второй раз, он посетил национальный праздник Ысыах в Таттинском улусе, посвященный 100-летию Платона Ойунского. Деньки стояли очень жаркие, под 40. Бориса Николаевича разодели в национальный костюм, на голове красовалась шапка, отороченная собольим мехом, по традиции гостю преподнесли огромный чороон, полный кумыса. Так он его весь выпил и показал народу, перевернув чорон. Это уже его показатель доверия народу, народ был просто влюблен в него.
               В этот же приезд Ельцина в Якутию был организован отдых президента на реке Алдан. Добравшись до реки, Ельцин не стал долго ужинать, захотел посмотреть сети. А катер, который обслуживал президента, не рассчитав скорый ужин, ушел на заправку. Ельцин вышел на берег реки, а там одиноко стояла лодочка местного рыбака, со стареньким мотором то ли «Вихрь», то ли «Нептун». Борис Николаевич спросил « а это что?», сказали, что это лодка местного мужика. Ельцин сказал: «Поедем на ней». Как откажешь? Еле уместились на лодке пять или шесть человек. Был летний теплый вечер, штиль перед закатом солнца, кто был на Алдане знает – красота неописуемая.  Когда добрались до середины реки, Ельцин встал на лодке во весь рост и воскликнул: «Лепота-то какая!!!». Наши переволновались тогда, конечно. Рядом ни охраны, ни спасателей, а посреди реки на утлой лодочке стоит двухметровый Ельцин – как бы не раскачал!

Степан ПОСЕЛЬСКИЙ
газета "Молодежь Якутии" №15 от 30 апреля 2009   года